Меню
16+

«Иланские вести». Общественно- политическая газета Иланского района

16.02.2021 14:05 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Афганистан. Это невозможно забыть

Автор: Ольга ВЕЛИЧКО

Годовщина вывода советских войск из Афганистана, известная также как День памяти воинов-интернационалистов, отмечается ежегодно 15 февраля. Эта памятная дата посвящена воинам, которые исполняли интернациональный долг за пределами границ Родины.

Именно в этот день в 1989 году территорию Афганистана покинула последняя колонна советских войск. Когда мост пограничной реки Амударья под Термезом перешел последний советский солдат, закончилась война в Афганистане, длившаяся почти десятилетие и унесшая жизни более пятнадцати тысяч граждан Советского Союза.

Жертвами этой не объявленной войны стали около 15 тысяч советских солдат и офицеров и не менее 100 тысяч афганцев. Инвалидами стали десятки тысяч людей с обеих сторон. 274 человека до сих пор числятся пропавшими без вести.

Тогда в далеких 80-х об этом не писали газеты, и солдатам, проходившим там службу, было запрещено сообщать даже родным, где они находятся и чем занимаются. Сегодня об этом уже говорят открыто. И мы говорим. Говорим с участником событий афганской войны, нашим земляком – Вячеславом Россовским. Говорим честно, откровенно и без купюр, не приукрашивая и не приуменьшая.

- Вячеслав Леонидович, расскажите, как вы попали в Афганистан?

- 5 ноября 1982 года меня призвали в армию. Призывался я из Казахстана, из города Караганда. Попал в Ашхабад, в учебную часть Кашинского мотострелкового полка. В учебке я проходил армейскую подготовку с ноября по апрель. Где-то в середине апреля 1983 года я уже был в Афганистане. Мы знали, куда нас отправят, нас и готовили специально к службе в Афганистане. Все мы проходили специальную горнострелковую подготовку. Десять дней провели в карантине в Джабаль-Сарадже. Там я и свой день рождения встретил, а уже на следующий день нас распределили по ротам.

- Вас вообще спрашивали согласны ли вы служить в Афганистане? Или поставили перед фактом?

- Родина сказала: «Надо!». Мы ответили: «Есть!». Никто нас не спрашивал, да мы тогда и не понимали до конца, в какую мясорубку попадем.

- Домашние знали о том, куда вы едете? Беспокоились?

- Знали вряд ли, конечно, открыто ведь об этом не говорили. В учебку в Ашхабад ко мне мама приезжала, материнское сердце не обманешь, оно все знает, все чувствует. Нас отправили в Афганистан через неделю после её отъезда. Она знала, но виду не показывала. Если честно, все в Ашхабаде понимали, куда готовят солдат и для чего. Ну, конечно, мама очень за меня переживала и беспокоилась. Тем более, что до моего призыва уже в село, где мы жили, приходили цинковые гробы. Мама у меня – заслуженный учитель Казахской ССР. Её все знали, уважали, к ее мнению всегда прислушивались все.

Я у неё, конечно, после армии спросил: «Ты могла бы сделать так, чтобы я не служил в Афганистане?». Она мне ответила: «Могла, конечно. Но не стала. Я против своей совести не могла пойти. Как бы я людям потом в глаза смотрела?». Мама потом рассказывала, что всегда ходила по селу с гордо поднятой головой, глаза ни от кого не прятала. Кое-кто из ее знакомых своих детей, как сейчас говорят, «отмазали», чтобы сыновья не попали в Афганистан. А мама у меня человек принципиальный и всегда говорила: «Я совестью своей не торгую».

- А вообще многие ваши сверстники пытались избежать и избегали службы в Афганистане?

- Нет. Такого не было у нас. Наше поколение было немножко другое. Мы воспитаны были на примерах комсомольцев Великой Отечественной войны, поэтому искреннее чувство патриотизма было очень сильно развито.

- Вячеслав Леонидович, сейчас часто можно услышать, что эта война никому и не нужна была, что зря мы туда отправляли своих парней, что гибли они там ни за что… Вы как относитесь к такой точке зрения?

- Негативно очень я к таким разговорам отношусь. Тот, кто не знает, что это такое, тот этого и не поймёт никогда, тот так и говорит. Воистину узнав, что такое война, и побывав непосредственно там, изменишь мировоззрение. Ко многим вещам начинаешь относиться по-другому. Происходит полная переоценка жизненных ценностей. Так что участие в этой войне, я считаю, было необходимо не только для поддержания боеспособности наших вооружённых сил. Не надо забывать и о защите политических интересов страны, и о необходимости укреплять южные рубежи Советского Союза. Немаловажной была и борьба с распространением исламского фундаментализма и с наркоторговлей

- Где вы служили?

- Я служил в Джабальсараджском 177-м полку. Этот полк охранял вход в ущелье Панджшер, долину Бамиан и перевал Саланг – высокогорные туннели. Это была дорога, соединяющая север Афганистана с центральными и южными территориями. Батальоны, находящиеся на охранении, патрулировали перевал Саланг и дорогу, связанную с ним. По этой дороге велась доставка грузов, боеприпасов, продовольствия. Охраняли нефтепровод. Свободный батальон вёл боевые действия, направленные на уничтожение бандформирований. Поскольку стратегически значимая дорога и нефтепровод были для бандформирований лакомым куском, столкновения происходили очень часто: грабежи были, обстрелы.

- Было страшно?

- В бою? Было. Я первый свой бой хорошо запомнил, потому что тогда я и был первый раз ранен. Забывается сейчас уже многое. У меня был командир хороший. Погиб. Пришлось мне в том бою брать всё на себя. За это и был награждён медалью «За отвагу». Война – есть война: не убьёшь ты – убьют тебя.

- Наверняка и товарищей приходилось терять…

- Да. У меня был хороший друг. Он раньше меня попал в Афганистан. Погиб он в день приказа о демобилизации. Шальная пуля попала в камень рядом с ним, и маленький осколок камня попал ему в висок. Нелепая смерть, конечно. Мы столько с ним проходили под пулями… Очень тяжело об этом вспоминать. Да и остальных парней было тяжело хоронить.

- Вспоминаете своё возращение домой? Как встретили вас родные?

- Как встретили меня родные? Мама в школе 8 Марта отмечает с учителями. Отчим ей звонит и говорит: «Сын приехал». А она ему: «Как он мог приехать, если я на работе?» Ну, не поняла сразу, а за несколько минут до этого как раз учителя ей во время застолья говорили: «Вот сейчас придёшь домой, а Славка дома». Мама всё спорила, говорила, что этого не может быть, что давно писем не было от меня.

Я потом у неё уже спрашивал: «Как ты шла домой?». А она отвечала: «Я не помню». От школы до нашего дома примерно километр. Она не помнит, как пролетела это расстояние. Два с половиной года меня не было. Конечно, она переживала. Тем более, что уже и знала, что я ранен был.

- Вячеслав Леонидович, война войной, но ведь были у вас какие-то приятные моменты в армейских буднях? Жизнь то не остановилась… Вы молодые… Может праздники какие-то отмечали?

- Конечно, отмечали. Все праздники отмечали. Меня с Днём рождения – с двадцатилетием – поздравляли по «Полевой почте» (была раньше такая хорошая передача на радио).

- С местным населением как-то контактировали?

- Да. Находили общий язык. Нормальные они люди. Люди как люди. Как везде. Разные. Бывало, что днём нормально общаешься с человеком, а ночью – он душман. Мы находились в чужой стране. Там свои законы. Мне было как-то попроще – я всё-таки призывался из мусульманской республики, немножко знаком с обычаями мусульман.

Если не обижать чужой народ, не лезть, как говорится, со своим самоваром к нему, то нормальные отношения можно выстроить. Я после подрыва на мине уже не мог ходить в горы и одно время был у советников в охране. Они встречались с мирным населением. Мы приходили к ним в дом, нас приглашали за стол, угощали. Встречали, как лучших друзей. Но! Как только ты вышел из дома – законы гостеприимства уже не действуют. Ты уже неверный.

- Сейчас, в мирной жизни, когда эти события уже далеко позади, часто ли вспоминаются эти дни?

- Вы знаете, иной раз – да. Особенно, если увидишь фильм на эту тему. Тогда и нахлынут воспоминания, да так, что и в груди защемит, и ком к горлу подойдёт. Забыть невозможно это. С друзьями переписываемся через интернет, созваниваемся иногда. Многих уже нет, конечно. С иланскими мы всегда встречаемся, даже в гостях друг у друга бываем. И в любой беде мы спешим друг другу на выручку – достаточно одного звонка.

- Вашим детям, внукам интересно, где Вы служили? Расспрашивают? Вы им рассказываете?

- Конечно. Они же видят, что я форму надеваю по праздникам. И не только мои дети интересуются, но и те ребята, с которыми я работаю. Я сейчас руковожу кружком военно-патриотического воспитания в Карапсельском сельском Доме культуры. Некоторые мальчишки – мои выпускники – уже учатся в высших военных учебных заведениях.

- Возвращаясь всё-таки к памятной дате – ко Дню вывода войск из Афганистана… Как Вы тогда отнеслись к этой новости, как восприняли это событие?

- С одной стороны – хорошо: сохранили много жизней. А с другой стороны – мы так много там сделали, так много было построено, так много за это было пролито крови… И всё это было просто потеряно. Обидно, что было вложено много в ту страну сил человеческих, крови, жизней. Очень дорого это обошлось нашему государству. Я, может, и не в праве судить об этом, но… Эти мысли всё равно иногда возникают: можно было успокоить Афганистан.

О том, что я там служил, я не жалею. Это опыт. Я узнал цену жизни и что такое дружба.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

2